pervert_tanuki: (Default)
Так до конца и непонятно, чего хотели добиться Ведомости, закрывая свободный доступ к свежему номеру? Монетизации? Ну, так они ее вряд ли поднимут таким образом - все, кто хотели отдать за это деньги, оформили электронную подписку или купили приложение на смартфон. А между тем - RSS как выгружался, так и выгружается, статьи из свежего номера с небольшой задержкой появляются на сайте, то есть альтернативные каналы получения этой информации по-прежнему не иссякли.

Тем не менее, на. фоне стремления Ведомостей разменять посещаемость сайта и его ТИЦ на деньги. необычайно трогательно выглядит история, которая продолжается вот уже несколько лет.

Если кто не знает - я являюсь неизменным подписчиком твердой копии Ведомостей. Года четыре назад, по причинам финансового или времéнного свойства, я оформил подписку через сайт газеты. С той самой поры, раз в полгода, разыгрывается одна и та же сцена.

Мне звонит девочка из Ведомостей (каждый раз - разная), и начинает щебетать на тему  «у нас для вас есть необычайно выгодное предложение по подписке на газету», озвучивая его. Я выслушиваю цену и понимаю, что подписаться на почте мне обойдется дешевле процентов на двадцать, о чем прекрасному созданию и сообщаю. Каждый раз девушка удивляется, божится, что сообщит куда следует и наведет порядок «на районе». Через шесть месяцев история повторяется. И так уже четыре года.

Это я к тому, что, прежде чем так бездарно разменивать сайт на деньги, надо всего лишь наклониться и поднять деньги, которые в буквальном смысле лежат у тебя под ногами.
pervert_tanuki: (Default)
 Давно хотел хотел написать про кочующие по российскому телекому труппы команды и их типологии,  но меня опередили Ведомости. Настолько чеканно разобрали ситуацию,  что привожу весь текст полностью ( да простит меня уважаемое издание).

- Когда будете знакомиться с нашим гендиректором, вы ему острых вопросов сразу не задавайте. Он этого не любит, — сказал мне один из акционеров.

— Он такой впечатлительный? — удивился я.

— Ну не то чтобы впечатлительный, он, видите ли, очень озабочен лояльностью… по отношению к себе.

Понятие лояльности само по себе достаточно емко. В него обычно включают представления о корпоративной корректности, профессиональной добросовестности, увлеченности работой, конфиденциальности, наконец. Однако среди всего многообразия аспектов, связанных с этим термином, можно выделить один особый — это требование личной преданности руководителю.

Конечно, любой начальник хорошо себя чувствует, когда его окружают единомышленники. Но требование личной преданности — нечто иное. От сотрудника требуется не только не обсуждать непонятные для него решения руководства, но и, самое главное, отказаться от любых сомнений в их безусловной правильности. Требование лояльности — это требование быть преданным руководителю и защищать «честь его мундира» даже вопреки собственному пониманию, а в некоторых случаях и вопреки чувству справедливости. Требуя от сотрудников личной лояльности, руководитель, по сути, хочет, чтобы они верили ему больше, чем самим себе.

Однако шеф, заинтересованный в личной преданности подчиненных, должен предложить лояльным сотрудникам нечто взамен. Чтобы такой обмен мог состояться, необходимо, чтобы в нем был заинтересован и сам сотрудник. Очевидно, что обменять собственное понимание на полное доверие к руководителю можно при единственном условии: когда собственное понимание не кажется самому человеку слишком уж большой ценностью. Если дважды два — четыре, то никакая личная преданность не может убедить его, что оно «немного пять». Но если собственной уверенности в таблице умножения нет, то следует полагаться не на арифметику, а на расположение того, кто «хорошо знает жизнь».

Отношения личной лояльности удобны, когда у человека нет достаточной уверенности ни в себе самом, ни в надежности собственного понимания. «Вы мне только верьте, и все у вас будет хорошо». Если бремя ответственности за себя представляется человеку непосильным, ему проще переложить его на кого-то, например на руководителя. Неуверенность человек обменивает на личную преданность другому и ожидает от него того, чего не может ждать от себя самого. Деловые отношения, построенные на личной лояльности, привлекательны прежде всего для людей, не склонных к личной или профессиональной самостоятельности. Но зачем руководителю окружать себя людьми, пусть и лично преданными, но несамостоятельными? Для ответа на этот вопрос достаточно понять мотивы, в связи с которыми личная лояльность окружающих становится безусловной потребностью руководителя.

Личная лояльность предполагает прежде всего априорную готовность подчиненных согласиться с любым решением руководителя. Заранее подтвержденная готовность сотрудников на это может быть привлекательна всего в трех случаях: руководитель не выносит, когда ему возражают, руководителю есть что скрывать от преданных подчиненных и если он не очень-то уверен в собственном понимании.

Первый случай связан с чрезвычайной чувствительностью человека к своему смысловому и личностному доминированию. Выраженный лидер-харизматик может позволить себе односторонность в отношениях с подчиненными. Он первый «бросается на врага», он всегда в центре событий, он всегда подставит плечо или закроет собой другого. В его окружении нет равных ему, и все это знают. Но в такой позиции есть один изъян: любому человеку необходим оппонент. Без оппонента человек незаметно для себя начинает терять смысловую связь с реальностью. Выраженное лидерство приводит к ограниченности понимания. Граница, отделяющая объективное понимание от собственных иллюзий, начинает стираться. В результате совместность, построенная на личной лояльности харизматическому лидеру, неизбежно начнет деградировать, а бизнес — приходить в упадок. В конце концов окажется, что лидеру-харизматику нечем оплачивать лояльность подчиненных.

Второй вариант — когда за требованием лояльности как личной и необсуждаемой преданности стоит нечто, что не должно обсуждаться ни при каких условиях. Скажем, сам руководитель, что называется, нечист на руку. В этом случае обсуждать его решения можно только в форме выражения благодарности или восторга. Очевидно, что в этом случае руководителя будут окружать или выраженные недоумки, или персонажи, которые все понимают и эти правила игры считают справедливыми. В конце концов, личная лояльность покупается за право кое-что позволять и самому себе. Очевидно, что такая идиллия продлится до тех пор, пока лояльность будет оплачиваться всем известными, но необсуждаемыми способами. А когда эти способы перестанут работать, то и совместность разрушится.

И, наконец, третий вариант. Он связан с неуверенностью руководителя. С ним нельзя обсуждать его же решения, потому что он этого не любит. А не любит потому, что ему самому часто нечего сказать. Он вынужден избегать оппонирования, потому что сам не может быть оппонентом. Руководитель требует от других преданности и веры в достоверность своего понимания. Но парадокс заключается в том, что от других он требует верить в то, что для него сомнительно. Перспективы такой совместности полностью зависят от внешних обстоятельств: переход такой совместности в контекст открытой конкуренции будет катастрофой — она этого не переживет.

У всех таких конструкций есть общий момент: руководители исходят из смысловой и личностной несамостоятельности подчиненных. Тут прекрасно решается вопрос единоначалия, но творческого развития общего понимания не происходит. Если контекст существования деловых совместностей ограничен только выживанием, например как в фильмах про Джеймса Бонда, то личная лояльность и хороша, и оправданна. Но если речь идет о развитии современного бизнеса, то личная преданность сотрудников хоть и приятна руководителю, но явно недостаточна. Современная конкуренция — это конкуренция идей, смыслов и коллективных творческих усилий. В контексте открытой состязательности те совместности, которые построены на личной лояльности, оказываются в позиции безнадежных аутсайдеров.

В современных подходах к управлению используется понятие миссии. Представление о миссии позволяет объединить сотрудников и общим стремлением к смыслу, к личностному росту, и взаимной необходимостью друг в друге для совместного профессионального творчества. Людей объединяет общее представление о желанном будущем. И если в компании люди смотрят не в рот руководителю, а в общее будущее, вопросы единоначалия, подчинения и взаимного достоинства решаются сами собой.


pervert_tanuki: (Default)

 И снова с вами ваш верный оператор вентилятора с новым объектом критики.
ВЕДОМОСТИ

Блогер на зарплате

Пока что вакансии для специалистов по социальным сетям составляют не более 1% от всех вакансий в категории «маркетинг и PR». Но эксперты уверены, что новая для российского рынка профессия набирает обороты


Читать целиком


Ведомости затронули актуальную для блоггеров тему,  но прошлись по ней совершенно по касательной,  без осознания сути.  Зато - оставили пространство для здоровенного наброса.

Краткое резюме статьи
  • блоггер - это уже профессия
  • есть несколько вариантов блоггера-содержанца в компании: на зарплате,  в агентстве,  смешанный
  • наличие блоггера -  не гарантия того, что поставленная задача будет выполнена
И,  ударная цитата из статьи:
«Корпоративных блогов все больше, но не многие успешны, потому что их отдают на аутсорсинг агентствам, не понимающим специфики работы компании, либо вести блог поручают менеджеру по рекламе или секретарше», — усмехается Акулич, представитель МТС в блогосфере.
Другую проблему Акулич видит в том, что компании не только не понимают, кого нанимать, но и часто не понимают, как работать с социальными сетями. «Во многих компаниях есть запрет на выдачу публичной информации и все посты приходится согласовывать с руководством и размещать в социальных медиа уже практически пресс-релизы», — говорит она.

Ну то есть  в том,  что работа компаний в SMM представляет собой унылое зрелище,  изредка разбавленное чем-то вменяемым,  виноват кто угодно,  кроме непосредственного исполнителя/ответственного за SMM в компании . Ши-кар-но.

И вот что я вам скажу,  мои друзья по онлайну,  а вернее -  не скажу, а процитирую (Бутусова) : «...твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад».  В вольном переложении на трудную блоггерскую долю, если:
 
  • до входа в проект
    • ты не убедился,  что задача,  поставленная заказчиком / нанимателем,  может быть решена средствами SMM в рамках установленных им ограничений
    • ты не убедился,  что вы одинаково с заказчиком / нанимателем понимаешь постановку задачи и метрики  успешности ее выполнения
    • ты «на берегу» не договорился о том,  по каким правилам ты взаимодействуешь с  заказчиком / нанимателем
  • в проекте
    • ты не представляешь себе,  какова ЦА SMM воздействия
    • ты не владеешь спецификой рынка,  достаточной для адекватного монолога/диалога в сторону ЦА (или не имеешь ресурса,  способного восполнить недостаток твоей компетенции в этом вопросе)
    • ты не способен сделать коммуникацию а) интересной б) полезной в) оставить в ней пространство для дискуссии

то в том УГ, что явилось результатом твоих усилий, виноват в первую очередь ты сам, и никто иной.  Хотя,  конечно,  легче и проще перевесить  бремя вины на кого-нибудь другого.

Если же говорить о позитивных примерах,  то лучшим примером телекомовского корпоративного блога на данный момент  я склонен считать блог в ЖЖ компании Гарс Телеком,  потому что , абстрагируясь от поставленной задачи ( потому что я ее не знаю),  блог имеет в себе необходимое триединство понимания ЦА ( потенциальные/существующие клиенты/сотрудники + индустриальное сообщество), четкого выстраивания сообщения вовне и интересного контента ( отчасти потому,  что руку к этому прикладывает непосредственно сам Павел Гореньков,  а лучшего по компетенциям коммуникатора,  чем первое лицо компании,  придумать трудно).  А упомянутый Комстаровский блог не безнадежен,  конечно,  но до Гарсовского ему еще пару световых лет преодолеть.

*загробным голосом* - В пост призывается гуру онлайн-маркетинга Константин Максимюк aka [livejournal.com profile] mosmellowman 
pervert_tanuki: (Default)
Назвался шампиньоном - полезай в ридикюль,  говорят французы. Я назвался,  и потратил несколько  часов драгоценного времени на опус г-жи Соломатиной. Что я могу сказать? Мои худшие опасения подтвердились,  но я не думал,  что все настолько плохо.

Первые два пункта моего обвинительного заключения оправдались с горкой. Мало того,  что в дело пошло все, что лежало по записным книжкам - роман, как буженина чесноком, буквально нашпигован цитатами и сносками,  в том числе из кагбе творчества собственного мужа. Мало того,  что г-жа Соломатина буквально  и в переносном смысле черпает вдохновение из своей жизни -  она пытается написать альтернативную,  сильно улучшенную историю своей жизни.

И это еще не все. По ходу повествования тетенька пытается прямо в тексте свести счеты с нелицеприятной литературной критикой и как бы между делом реализовать себя в роли старшего ученика Паоло Коэльо. На невнятный сюжет и скверный русский язык я даже внимание акцентировать не стану: это на фоне остального малый детский грех.

И уж окончательно меня добил использованный в произведении эвфемизм «гномики в трусах палатку ставят», вложенный пейсателем в уста немолодой женщины.

Сухой остаток: ни-ког-да. Ни за что. Уж лучше таблички в аэропорту или журнал «Вестник ректального электрофореза». Камрад [livejournal.com profile] bougakov , уж если этот роман «крайне недурственен» -  мы с вами в разном системе литературных координат. [livejournal.com profile] 0trada  - спасибо,  что предупредили,  сам себе злобный Буратино,  что сел читать.

Уж лучше бы я дочитал
«Журавлей и карликов» Юзефовича,  кои всем настоятельно рекомендую к прочтению.
pervert_tanuki: (Default)
И снова с вами я  со своим верным вентилятором для наброса.

Тема этого топика возникла  из вот этой дискусии. Представительница этого сословия пришла буквально  в неистовство от намека, что я считаю их не равными «классическим» писателям.

На самом деле я именно так и считаю, и к тому у меня есть ряд веских оснований. Основания в том, что наблюдается несколько объединяющих сетевых пейсателей черт их поведения, которые не усматриваются у «настоящих» сварщиков писателей.

Первая черта - онлайновая  «витрина» играет для сетевого пейсателя крайне важную роль. Это и инструмент формирования коммьюнити лояльных «хомячков», и место для продвижения себя любимого и братьев по гильдии (об этом чуть ниже) и инструмент тестирования сюжетов и генерации контента. Сильно похоже на онлайновую реинкарнацию маркетинга, не правда ли? Сетевой писатель может быть уподоблен опытному программисту: ни один кусок кода текста  в онлайне не останется невостребованным, все пойдет в переработку.

Не правда ли, трудно упрекнуть в таком ремесленном подходе к творчеству Прилепина, Иванова,Быкова?

Вторая общая черта - оковы собственного житейского опыта. Для сетевого писателя существует либо Zeitgeist  «здесь и сейчас»,  либо он отсутствует как класс. Именно поэтому творчество сетевых пейсателей сосредоточено либо в описании окружающего нас (вернее - их) мира, либо в абсолютно выдуманном мире. Реконструкция - не их стиль, да и не востребован этот жанр потенциальными потребителями их произведений.

Третья мета - исключительная сплоченность цеха сетевых пейсателей. Взаимная реклама, совместные тусовки, подчеркивание общности - все это образует разительный контраст с писательским цехом. Объяснение довольно просто - им нечего делить, их потенциальная аудитория потребляет их совместно, и они друг друга не вытесняют, а дополняют, довольно успешно встраиваясь в нынешнюю бизнес-модель книгоиздания, широкими шагами движущуюся к модели FMCG.

Мой финальный диагноз этой социальной группе таков - ничего общего, кроме внешнего вида продукта, с настоящей литературой не имеет; это всего лишь причудливое дитя графомании и современных методов маркетинга в Интернете.
pervert_tanuki: (Default)
Этим полукреслом мастер Гамбс начинает постом начинаю блок полемических материалов,начало которых лежит где-то в комментариях,  но которые  требуют, как мне кажется, более четкой формулировки или развития темы.

Первый пост посвящен развитию этой дискуссии. Представитель контент-провайдера добросовестно устранился от дискуссии,  потому что аргументированных возражений у него не было. И все же – не только и не столько контент-провайдеры (КП) являются квинтэссенцией зла в этой схеме извлечения доходов.

Какие претензии вообще возникают совокупно ко всем участникам этой бизнес-модели? Их несколько. Первая и главная – потворство мошенникам и всяческое уклонение от ответственности от этого. Вторая – цены на контент. Третья  -  претензии  к набору услуг. Начнем в обратном порядке.

Чтобы не возвращаться потом,  надо отметить,  что в нынешней реинкарнации контент-услуг есть три основные модели. Первая – продажа контента. Вторая – денежная транзакция через списание средств со счета абонента через псевдооказание премиальных услуг. Третья -  организация связанных с отправкой SMS/MMS  маркетинговых акций. Во всех трех случаях КП выполняет роль брокера, или, если точнее -  фасилитатора,  которая существует в цепочке только потому,  что участники этих бизнес-моделей по тем или иным причинам без этого фасилитатора обойтись не могут.

То, что за последние несколько лет спектр предоставляемых услуг не пополнился сколько-нибудь значимым контентным сервисом,  кроме RBT – очевидный факт. Кто должен был в этой ситуации быть драйвером развития? Уж точно не производители  контента (далее,  для простоты – контент-хаузы, КХ)). Операторы? Отчасти,  но их задача -  обеспечить доставку услуг и инфраструктуру для их работы,  что они, собственно,  и сделали в случае с RBT. Остается только одно звено,  и отрицать его «роль» в стагнации  этого сегмента – бессмысленно. За последние  несколько лет КП так и не сделали ни шагу в сторону превращения контентных услуг из объекта спонтанного приобретения в объект осознанного и регулярного потребления: не развивали новые бизнес-модели оказания услуг,  не попытались от работы «веером от живота» перейти к сегментированию аудитории и начать работать с небольшими сегментами со специфическими потребностями. Собственно,  этим моим стенаниям уж года два от роду,  а воз с места не тронулся.

Теперь – о ценах. Они неприлично высоки в любом  из контент-бизнесов. Почему? Потому что в пищевой цепи оператор и КХ,  которые забирают большую часть от платежа,  являются монополистами. Оператор – монополист доступа к абонентской базе и средствам на ее счете, КХ -  единоличный владелец востребованного контента. Пытались ли  КП пустить бизнес в обход монополии оператора? Пытались,  но как-то вяло -  все свелось к быстро прошедшей моде на собственные ODP (on device portal,  приложение для доступа к каталогу контента), но с заказом контента через те же короткие номера. Попытки же  в содружестве с платежными системами пустить в обход оператора  денежные потоки не предпринимались и вовсе. Причина проста -   приобретение контента в массе своей покупка импульсная,  и любое удлинение ее процесса драматически снижает вероятность такой покупки.

Итог прост – оператор и КП в рамках этих услуг взаимозависимы,  но если для оператора этот бизнес не является жизненно важным (и в случае разногласий по разделению доходов КП идет лесом широкими шагами),  то для КП – является. То есть получается,  что стенания КП относительно грабительской доли операторов в поступлениях от абонентов выглядят приблизительно так же забавно,  как если бы птичка,  которая выклевывает остатки пищи из пасти крокодила, жаловалась бы, что крокодил оставляет между зубами возмутительно мало мяса.

Ну,  и напоследок -  о мошенничестве. В этом аспекте все участники процесса хранят ледяное спокойствие по нескольким причинам. Первая причина – сумма ущерба на одного абонента не настолько высока, чтобы каждый первый обращался бы с жалобой к оператору и потому,  что риск получить массовые жалобы,  в том числе и в надзоры, крайне невелик. Причина  номер два – урегулирование претензии возвратом денег абоненту не разоряет оператора,  потому что  а) сумма ущерба не превышает списанной суммы,  потому что на штрафы в пользу абонента и компенсацию морального вреда рассчитывать абонент не может б) эти убытки оператор переложит автоматически на КП,  а КП тоже не останется в убытке,  потому,  что не по всем фродовым случаям дело доходит до возмещения убытка. Причина номер три -  прореха в законодательстве,  которая не персонализирует ответственного за такую услугу: оператор кивает на КП,  КП – на КХ, а КХ в таких случаях найти сложнее,  чем эмиссара Аль-Каиды в США.

Что делать и как с этим бороться? Стопроцентно надежного способа нет,  но два наиболее верных – бороться с оператором и бороться с законодательством.

Первый способ я довольно подробно описал  для клуба «любителей» АКАДО. Идея в том,  что такой подход повышает риски для оператора,  и, если количество ЧЮЗУМ – атак будет расти,  то оператор рано или поздно придет к необходимости более строгого контроля «пищевой цепочки».

Второй вариант более утопичен,  но все же… На самом деле необходимы всего две вещи – прямо прописанная в законодательстве солидарная ответственность за оказание таких услуг ( и тогда оператор не сможет «переводить стрелки») и система штрафов и/или компенсации вреда в пользу абонентов. Тогда и стремление абонентов к выставлению претензий к оператору возрастет,  и сам оператор будет вынужден контролировать   всю цепочку,  и ни у кого не возникнет желания делать бизнес с компаниями-«живопырками».

Ну а на внутреннюю совесть индустрии в виде СРО и кодексов предоставления контентных услуг,  как это,  например,  реализовано  в Великобритании ,  я,  по правде говоря,  при своей жизни даже и не рассчитываю…

Profile

pervert_tanuki: (Default)
pervert_tanuki

August 2011

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:20 am
Powered by Dreamwidth Studios